Продажи безалкогольного пива в России могут упасть на 20 процентов

imageВ Москве предложенный Минфином акциз на безалкогольное пиво вряд ли существенно пополнит федеральную казну, и уж точно не будет способствовать «деалкоголизации населения». Любой акциз, конвертированный в повышение розничной цены, приводит к снижению потребления. А в нашем случае, и к замещению другими напитками, — например, крепким алкоголем.

Российская пивоваренная отрасль, и так не обделённая вниманием фискальных органов, может получить новый «подарок» в виде акцизного сбора на безалкогольное пиво. Размером в 21 рубль на литр продукта, что практически сразу приведёт к 20-процентному подорожанию «нулёвки», только-только ставшей снова набирать популярность у покупателей.

Инициатива Минфина затронет не самый существенный, но очень чувствительный сегмент пивоваренной отрасли. В производстве безалкогольного пива, в отличие от российского пивоварения в целом, наметился весьма существенный рост производства. За девять месяцев 2016-го — на 15 процентов по сравнению с тремя кварталами 2015 г. Помогла не только активная рекламная программа, но и весьма последовательное продвижение пивоварами политики деалкоголизации населения. Впрочем, не стоит обольщаться — доля безалкогольного пива в общем производстве пива в стране даже с учётом отмечаемого ныне роста едва ли превышает 1 процент.

Поэтому, даже столь солидный акциз, даже при самом благоприятном для Минфина раскладе, может пополнить казну не больше, чем на несколько сотен миллионов рублей. Однако даже эту «скромную» цифру специалисты отрасли ставят под сомнение из-за практически неизбежного падения спроса на безалкогольное пиво. Так, председатель Совета Союза российских пивоваров Андрей Губка напоминает, что на протяжении уже многих лет падение спроса на традиционное пиво предельно чётко коррелируется с ростом акцизов.

На пресс-конференции, проведённой накануне в МИА «Россия сегодня», Андрей Губка привёл данные, которые показывают, что вопреки провозглашаемой политикой по снижению злоупотребления алкоголем, сегодня речь может идти о том, что новые фискальные инициативы ей прямо противоречат. Повышение налоговой нагрузки на напитки с нулевым или минимальным содержанием алкоголя, а ведь наравне с «нулёвкой» под акциз могут подвести, к примеру, также сидры и медовухи, идёт параллельно с обнародованием идеи снижения минимальной цены на водку. Стоит ли сомневаться в том, какой выбор сделает не самый разборчивый покупатель, увидев на полках магазина «нулёвку» по цене около 70 рублей и 40-градусную по 100.

В подтверждение не самой позитивной тенденции пивовары приводят тот факт, что пивоварение в России, в отличие от остальных стран Европы, к настоящему времени практически сравнялось с производством крепкого алкоголя по уровню фискальной нагрузки. А ведь ещё в начале 2000-х за водку в пересчёте на грамм чистого алкоголя производители отчисляли в бюджет в четыре раза больше, чем пивовары. Сейчас акцизные ставки практически сравнялись, в то время, как например в Германии пивовары многие платят в казну почти в семь раз меньше, чем производители шнапса, коньяка и иных видов крепкого спиртного. Стоит ли объяснять, что потери на пивных акцизах, и в Германии, да и в других, даже менее «пивных» странах, с лихвой покрываются доходами от реализации пива. Разумеется, за счёт налогов — на прибыль, НДС и иных при огромных объёмах продаж. В том числе и безалкогольного пива, которое, кстати, нигде кроме России никому не приходит в голову подвести под акциз.

Более того, пропаганда напитка, который, сохранив в себе все полезные качества ячменного напитка, не бьёт по здоровью градусом, ведётся порой намного активнее, чем обычного пива. Интересно, что отнюдь не «пивная», а абсолютно «винная» Испания, сделав не так давно ставку именно на безалкогольное пиво, добилась того, что производство «нулёвки» достигло 13 процентов в общих объёмах отрасли. Прямые потери или приобретения бюджета при этом, наверное, скрупулёзно считали, но не делали из этого такой проблемы, какая сейчас назревает в России.

Однако по сравнению с бюджетными проблемами и даже с алкоголизацией публики, в данный момент более опасной представляется совсем иная перспектива, Речь о том, что на ряде предприятий в случае роста цен, возникает реальная угроза полного свёртывания производства безалкогольного пива. А это уже вопрос социальный. Нельзя забывать, что в пивной и смежной с ней отраслях заняты почти полмиллиона работников, так что потеря всего одного процента объёмов производства в отрасли – это почти неизбежное сокращение едва ли не 50 тысяч рабочих мест.

Логика инициаторов акцизного обложения «нулёвки» вообще-то понятна – поскольку потребители безалкогольного пива, это в основном люди с достатком среднего уровня и выше, его вроде бы вполне можно отнести к подакцизным товарам. Впрочем, безалкогольное пиво и раньше относилось к числу именно таких товаров, но ставка на «нулёвку» и установлена была на «нуле». Сами пивовары выражают сожаление, что в своё время они не предприняли усилий к тому, чтобы вывести пиво без спирта из подакцизного списка. Причём, скорее всего этого не случилось только потому, что цена вопроса тоже была «нулевой». И теперь, увы, похоже, что эта «бомба замедленного действия» может сработать.

Аркадий Дорофеев, эксперт Института региональных проблем, специально для информационного агентства Rainbow (Калининград).

Читайте Янтарный край в Telegram. Это быстро и удобно.
Подписывайтесь!

Пока еще нет комментариев

Ответить

Эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.