Сотрудники так называемой либеральной прессы в России относятся к своим читателям как к демшизе. Об этом они говорят в частных беседах. А некоторые решились на интервью с RT, в котором пусть анонимно, но всё же рассказали об особенностях своей работы.

498753241_edited-1024

Один из сотрудников «Медузы» признался, что издание, базирующееся в Риге, имеет коммерческие обязательства перед российскими коммерческими структурами и региональными руководителями. Георгий (здесь и далее имена изменены) проработал более 10 лет в интернет-изданиях в Москве, а в Латвию переехал несколько лет назад по приглашению приятеля. Зарплата приличная — от 2,5 до 3 тысяч евро. Разве можно было избежать искушения пожить в европейской столице, да ещё и писать без цензуры?

Как оказалось, цензуры нет, но есть обязательства. А раз так, то и писать можно только на те темы, на которые позволит начальство: мол, редакторы отделов вынуждены согласовывать темы с главным редактором издания Иваном Колпаковым или лично с генеральным директором проекта Галиной Тимченко. Цензурирование объясняют недостаточно профессиональным и полным сбором фактуры.

Георгий признался и в том, что с «Медузой» почти не разговаривают крупные российские чиновники, а федеральные ведомства порою попросту игнорируют запросы издания.

«Дождь» — не исключение. Светлана видела для себя перспективы. Руководство весьма лояльно к стажёрам… Словом, в голове так и рисовалась картина успешного работника телеканала. Однако не прошло и пары лет, как иллюзорный мир обратился в чёрную дыру: мажоры из обеспеченных семей, зарплата простых сотрудников достаточно скромна — около 50 тысяч рублей при невероятной ежедневной нагрузке. «Зарплата — первое, что меня неприятно поразило, притом что «Дождь» — не периодическое издание, а телеканал, где в принципе должны водиться деньги. Если хотите заработать, подыщите другое место», — говорит Светлана.

Разумеется, есть персоны, критиковать которых попросту невозможно. Это, в первую очередь, Алексей Навальный и его сотрудники. Тем не менее считается, что цензуры на канале нет.

Работник телеканала «Настоящее время» по имени Пётр довольно откровенно описывает позицию большинства сотрудников иностранного агента, финансируемого из американского бюджета через Агентство США по глобальным медиа: если на «Медиазоне» или «Дожде» работают за идею, то тут — за хорошую зарплату: «Как мне кажется, цель каждого человека, работающего на телеканале „Настоящее время“, — продлить контракт сначала на год, а потом дождаться, когда его сделают бессрочным», — говорит он. 10 лет работы и человек может претендовать на получение американского паспорта по упрощённой системе — ведь тут ты фактически работаешь на Госдеп США.

По его словам, многие попросту не понимают для какой аудитории они работают. У руководства попросту отсутствует понимает актуальной российской повестки, многие из них не были в стране более 10 лет, объясняя это тем, что прилети они в Шереметьево, так и непременно задержат коварные спецслужбы. «Необходимости в цензуре нет, менеджеры подбирают людей, которые разделяют их взгляды. Можно, разумеется, говорить с российскими проправительственными спикерами, но это очень редко удаётся: половине запрещено с нами общаться, другая половина не знает, что это такое — «Настоящее время», — добавляет Пётр.

Темы RT

В Telegram: @kaliningradfirst

Во ВКонтакте: @kaliningradfirst

В Twitter: @kaliningradline

В Facebook: @kaliningradline

В ОК.ру
Янтарный край

Яндекс.Zen: @kaliningradfirst