В правительство и Госдуму отправились обращения российских старателей, в которых те просят устранить законодательные изъяны, касающиеся добычи полезных ископаемых на территориях с особо защищёнными участками леса (ОЗУ). При видимой простоте и желании сохранить леса, проблема куда глубже. Ведь вопрос также стоит и в актуализации данных государственного лесного реестра.

gold-295936_1280

Глава Союза старателей России Виктор Таракановский отметил, что страна является мировым лидером в добыче россыпного золота: в прошлом году его добыли 115 тонн или треть всего объёма. Россыпное золото традиционно добывается в долинах рек и ручьёв. Однако сделать это, конечно, не так просто. И не только от того, что это как правило труднодоступные места. Для начала необходимо приобрести лицензию на добычу и тут вопрос может стоять о десятках и сотнях миллионах рублей. К этому стоит добавить расходы на технику и людей, изыскательские и прочие работы.

Роснедра выдаёт лицензии на те или иные участки, которые могут в себя включать и участки с особо защищёнными участками леса. Но узнают компании о них уже после победы. А ведь работать в таких местах запрещено законом. И как только золотодобытчик начинает работу, к нему приходит прокуратура и требует остановить производство. Сделав это, к компании приходит уже Росприроднадзор и требует проводить освоение участка — как того требует лицензия. Вот в этом и есть правовая коллизия, решить которую не удаётся уже многие годы. И именно об этом говорили в своём обращении старатели в письмах в правительство и депутатам Госдумы.

Золотодобытчики указывают, что устранение противоречий позволит увеличить добычу золота в стране на 25-30% и обеспечить рост налоговых поступлений в бюджет. Сейчас государство теряет до 15 миллиардов рублей, недополученных в виде налога на добычу полезных ископаемых, пишет «Российская газета».

«Если предприниматель не выполняет принятые на себя обязательства по сдаче золота государству, он несет ответственность вплоть до досрочного отзыва лицензии на добычу золота — месторождение остается неосвоенным, а страна лишается так необходимого для ее благополучия золота», — пишут в своем обращении старатели.

Если погрузиться в ситуацию чуть глубже, то разночтения в законодательстве видны невооружённым взглядом, поскольку Лесной кодекс в части 1 статьи 21 разрешает добычу полезных ископаемых на землях лесного фонда, а вот ведомственное распоряжение №849 «Об утверждении Перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, для защитных лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов» такие работы запрещает.

Старатели призывают правительство и депутатов изменить именно это постановление, поскольку в целом Лесной кодекс отвечает требованиям современности и не мешает бизнесу. Чтобы устранить это противоречие, необходимо синхронизировать два документа. Необходимо изменить формулировку распоряжения, которые бы разрешили добывать полезные ископаемые на ОЗУ.

На практике такие разночтения в букве закона приводят к многомиллионным штрафам для золотодобытчиков, ненужным судебным процессам, прочей непрофильной работе. В начале этого года проблему описанных противоречий поднял российский бизнес-омбудсмен Борис Титов. Свои предложения он направил в Минприроды России, а поводом стало обращение к нему золотодобывающих предприятий Забайкалья. Здесь от 20 до 80% площадей на участках с действующими лицензиями занимают ОЗУ. При этом почти две трети золота в Забайкалье добывается из россыпей. Кстати, в обращении старателей отмечено, что проблема ОЗУ, кроме Забайкалья, актуальна для золотодобывающей отрасли Иркутской, Амурской областей и других регионов.

Ответом на письмо Титова стала рекомендация переводить земли лесного фонда в земли иных категорий. Старатели говорят, что и они получали аналогичные рекомендации из Минприроды. Логика, конечно, в этом имеет место быть: изменится статус участка — решатся проблемы с ним. Но на практике добиться смены особого статуса крайне сложно, а расположение таких участков в глубине лесных массивов фактически делает это невозможным. Да и сама по себе добыча ископаемых — дело временное, а потому перевод земельных участков в иные категории не только нецелесообразно, но и ограничено законом.

Впрочем, это не единственный барьер, который золотодобытчики называют мешающим их работе. Старатели обратили внимание правительства и законодателей на срочную необходимость актуализации сведений, внесенных в государственный лесной реестр. Сейчас он содержит множество ошибочных сведений, что в свою очередь влечёт проблемы для промышленников и всех тех, кто так или иначе связан с лесом.

В Арбитражном суде Москвы состоялся достаточно показательный процесс между ПАО «Ксеньевский прииск» и Рослесхоза, касавшийся как раз данных лесного реестра и ОЗУ. И суд пришёл к выводу, что в реестре действительно содержатся недостоверные сведения об особо защищённых участках леса, статус которых не позволял компании вести добычу золота. И более того, суд признал незаконным бездействие со стороны Рослесхоза, поскольку на это ведомство возложены обязанности по устранению недостоверных сведений в реестре.

При этом важно понимать, что сам по себе этот суд не должен был отвечать на вопрос, почему возникла такая ситуация. Однако решение по этому иску, возможно, станет знаковым не только для судебной практики, но для всей отрасли.

Ведь «Ксеньевский прииск» неоднократно обращался в министерство природных ресурсом Забайкальского края для проведения экспертизы проектов освоения лесов, но всегда получал отрицательные заключения — министерство ссылалось как раз на сведения лесного реестра и то самое спорное распоряжение №849 о том, что участки являются ОЗУ, а потому вести добычу там невозможно.

Пришлось идти в суд. И тот установил, что Рослесхоз отказывался вносить правки в реестр, ссылаясь на то, что «в связи с отсутствием финансирования проектированием и выделением особо защитных участков лесов не занимался». Кроме того, ответчиком так и не были представлены запрошенные судом первичные документы о том, что спорные участки оформлены как ОЗУ. При этом все ссылки на некие протоколы оказались лишь ссылками, а самих протоколов в глаза никто не видел.

Компания оказалась в замкнутом круге: при наличии ОЗУ добывать золото невозможно, но по условиям лицензии — обязана. Во что такое «казус ОЗУ», о котором много писала специализированная и профильная пресса. Например, на одном из участков добычи в Восточной Сибири границы ОЗУ проведены по топографической съемке еще 1960-х годов. При наложении этой границы на реальный рельеф возникают явные расхождения. «Граница ОЗУ охватывает кустарник… Но его трогать нельзя. Зато чистый, красивый сосняк можешь косить, так как границы ОЗУ его не затрагивают», — пишет один из старателей.

Вот почему старатели бьют тревогу и просят навести порядок — с тем, чтобы закон был един, его формулировки были ясными и понятными. Кроме того, законодатели вполне могут воспользоваться «регуляторной гильотиной» и отменить всё лишнее, что мешает бизнесу вести работу, а государству поддерживать контроль.

Вне всяких сомнений, решение «казуса ОЗУ» позволит компаниям, работающим россыпным способом, спокойно и без оглядки делать свое дело: добывать золото для страны. А ведь речь идет о довольно крупных предприятиях, которые в своих регионах, как правило, являются системообразующими — становой хребет территорий, сопоставимых по площади с крупными европейскими странами. К тому же это тысячи рабочих мест и миллиарды рублей налогов разного уровня.

Читайте нас в Telegram или в VK, а также в , и OK.
Это быстро и удобно. Скорее подписывайтесь и читайте в удобное время!

Подписаться
Уведомить о

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии