Один из крупнейших золотодобытчиков России «Ксеньевский прииск» отмечает 155-летний юбилей

В 2020 году одно из известных горнопромышленных предприятий России — ПАО «Ксеньевский прииск» — отметило 155-летие. Это не просто круглая дата в жизни компании, а настоящая веха в истории отечественной золотодобычи.

Фото: https://nedradv.ru/

Первая лицензия

В дореволюционной России золото было главным стратегическим ресурсом. Империя укрепляла свои позиции за счет золотого запаса и за счёт золотого прироста, который обеспечивали старатели Восточной Сибири. Поэтому, начиная с шестидесятых годов позапрошлого века власть взяла курс на системную разведку новых месторождений полезных ископаемых. И это дало результат.

Так, в 1864 году горный инженер Александр Черкасов открыл на северо-востоке Забайкалья (на территории нынешнего Могочинского района Забайкальского края) большую золотую россыпь, названную Малым Урюмом, что соответствовало названию реки Чёрный Урюм. Именно в этом месте и были сконцентрированы основные запасы драгоценного металла.

Золотодобычу здесь развернули в короткие строки. Уже в 1865 году губернский секретарь Каратаев выдал старателям разрешение на начало первого промывочного сезона. И ровно 155 лет назад работа закипела. Так зарождались Ксеньевские промыслы.

Кстати, эти исторические факты и сегодня хранят в ПАО «Ксеньевский прииск». Владелец компании, профессор Виктор Николаевич Литуев, подчёркивает в разговоре с бизнес-газетой «Наш регион — Дальний Восток»:

— Мы до сих пор храним у себя на предприятии дореволюционные архивы с геологической информацией. Это официальные бумаги с водяными знаками в виде двуглавого орла с державой и скипетром. Когда на них смотришь, понимаешь, какое значение имела золотодобыча для нашего государства во все времена.

Охрана российских границ

Старатели Забайкалья начали давать стране золото с 1865 года. Добычу вели ручным способом, с промывкой песков на бутарах. Но при этом и объёмы её были весьма приличными — от полутора до трёх тонн драгметалла в год.

Развитие золотодобычи в Забайкалье было динамичным. Этому способствовало и государство, поскольку параллельно здесь реализовывались очень масштабные инфраструктурные проекты. Шло строительство Транссибирской магистрали. И когда железная дорога дошла до района промыслов, сданную станцию назвали в честь Ксении, которая была прямым потомком русского землепроходца, первооткрывателя дальневосточных земель Ерофея Хабарова. Ну а само предприятие назвали Ксеньевским — в честь младшей дочери государя Александра III (младшей сестры императора Николая II) великой княжны Ксении.

Фото: https://nedradv.ru/

И это было логично, ведь предприятие официально принадлежало царской семье и находилось в системе министерства имущественных отношений. Причём занималось оно не только золотодобычей, но и пограничной охраной российских территорий в Забайкалье.

Современный владелец ПАО «Ксеньевский прииск» Виктор Николаевич Литуев, прекрасно знающий историю вопроса, пишет об этом коротко, но ёмко:

— Царские старатели ещё и защищали дальневосточные рубежи нашей Родины от китайских разбойников — хунхузов. И это реальный исторический факт.

От революции до победы

Во время Октябрьской революции и последовавшей за ней Гражданской войны Ксеньевский прииск не работал. В эти годы он был национализирован на основании декрета Совнаркома «О золотой и платиновой промышленности».

Промышленное освоение месторождения началось в 1927 году. Правда, уже в гораздо более скромных объёмах: за каждый промывочный сезон добывали порядка 120 килограммов золота. Однако эпоха индустриализации требовала гораздо более серьёзных темпов, поэтому в 1937 году был образован трест «Забайкалзолото», куда вошёл и Ксеньевский прииск.

Объёмы золотодобычи стали постепенно увеличиваться. С началом Великой Отечественной войны вся горная промышленность Забайкалья перешла на особый режим: золотом рассчитывалось советское правительство за поставки по ленд-лизу, и именно золото должно было стать финансовой основой для послевоенного восстановления народного хозяйства.

Золото Забайкалья

После войны золотопромышленные предприятия Забайкалья, в том числе и Ксеньевский прииск, продолжили курс на системную модернизацию производства. Так, в пятидесятые годы на многих участках появились первые бульдозеры. Совершенствовалась и другая техника.

На предприятии произошли разнообразные структурные изменения, но несмотря на это, золотодобытчики продолжали наращивать производственные обороты. И этот процесс был, что называется, наступательным.

Фото: https://nedradv.ru/

Уже к середине семидесятых на Ксеньевском стартовала дражная добыча. На пике работы в структуре Ксеньевского прииска функционировали 20 драг, что вывело предприятие в разряд ведущих структур СССР, использовавших дражный флот.

К середине 80-х Ксеньевский был мощной, динамично развивающейся структурой. Но затем начались новые реорганизации, на сей раз перестроечные: прииск был включён в структуру Амазарского ГОКа, а в 1988 году все отраслевые предприятия были подчинены «Главалмаззолото» при Совете Министров СССР. Ну а потом грянул 1991 год, когда в один момент исчезла и система народного хозяйства, и сам Советский Союз.

На переправе

Перестройка стала страшным периодом для золотодобывающей отрасли: государство не рассчитывалось за сданное старателями золото, еще не появились рыночные механизмы. В результате некогда крупные золотодобывающие предприятия просто прекращали своё существование. Та же судьба ждала и Ксеньевский прииск.

Но ему повезло — иначе и не скажешь. Когда перспектива полного разорения предприятия была уже очевидна всем и каждому, ответственность за спасение взял на себя Виктор Николаевич Литуев. Мы попросили его описать те события, и он сделал это ярко и убедительно:

— В то время исторический цикл, описав свою спираль, опять вернулся к парадигме, из которой вышла экономика России в октябре семнадцатого. В 1992 году в стране началась приватизационная эпопея. Год спустя (в конце августа девяносто третьего) я принял участие в чековом аукционе, на котором продавались акции золотодобывающих предприятий Читинской области. Если мне не изменяет память, то Ксеньевский прииск приватизировался по второй модели, суть которой состояла в том, что 50% всех акций было продано за приватизационные чеки членам трудового коллектива акционерного общества открытого типа. Именно такая форма собственности была в тот момент у компании.

У меня тогда была своя организация, от имени которой я как участник аукциона и приобрёл 4% акций АООТ «Ксеньевский прииск». Так у меня появились первые, очень небольшие, активы этого предприятия. Затем у государственного объединения «Забайкалзолото» я приобрёл большую часть акций Ксеньевского прииска, причём по очень серьёзной рыночной цене, а не как многие предприниматели — за бесценок.

В то время директором «Забайкалзолота» был замечательный человек и прекрасный руководитель Степан Михайлович Жиряков. Он буквально выжал из меня все деньги, которыми я располагал. По принципу «государство за свою собственность должно получить максимальную прибыль». И он был прав: если бы у всех государевых людей был такой подход, мы бы жили иначе. Ну а в дальнейшем я стал приобретать акции Ксеньевского в чековых инвестиционных фондах, которые ранее скупали их у работников прииска. В итоге к 1995 году я аккумулировал 83% ценных бумаг предприятия и инициировал проведение собрания акционеров, чтобы решить накопившиеся проблемы. На него пришли те трудящиеся, кто ещё не продал свои акции. И задали мне лишь один вопрос: «А ты кто такой, чтобы здесь какие-то решения предлагать?» Озвучивали они и предложения: мол, товарищи, а давайте прогоним этого буржуя! Честно говоря, я был крайне удивлен, что меня буржуем назвали. Да и предложил-то я сделать всего один шаг — провести на предприятии инвентаризацию, чтобы знать, чем мы располагаем, и с помощью каких ресурсов будем выживать. Если хотим, конечно, выжить и работать дальше.

Фото: https://nedradv.ru/

Впоследствии выяснилось, почему некоторые работники противились моему предложению: большую часть техники, главным образом автомобили, некоторые трудящиеся просто растащили по своим гаражам. Особо усердствовал в этом плане главный снабженец. Пришлось возвращать технику с помощью милиции, а параллельно решать ещё одну ключевую задачу. Дело в том, что в тот период Закон РФ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» пока не был принят — он вступил в силу значительно позже, в 1998 году. Поэтому отрасль лихорадило. С одной стороны, государство не рассчитывалось с нами за сданное золото и серебро. С другой — государство же требовало от нас вовремя и в полном объёме платить налоги. До сих помню этот дисбаланс: к 1997 году нам были должны за металл 12 миллионов долларов, а мы задолжали по налогам 4 миллиона долларов. И как мы могли в таких условиях пополнять бюджеты, платить зарплату, покупать технику и ГСМ? То есть в тех условиях мы реально выживали из последних сил, буквально на грани возможностей.

Тогда генеральным директором Ксеньевского прииска был очень известный в отрасли человек, прекрасный специалист в области дражной добычи, кавалер двух орденов Ленина Виктор Михайлович Донов. Вот он и удерживал предприятие от развала из последних человеческих сил, а я как основной акционер всемерно ему помогал. К сожалению, в 1998 году Виктор Михайлович ушёл, и мне пришлось взвалить весь груз на собственные плечи. И тут — новый «подарок» от государства. Я имею в виду облигации Внешэкономбанка, так называемые вэбовки, с 25-летним сроком гашения, которыми с нами рассчитывались за сданное золото. Многие помнят этот кошмар, когда при получении кредита банк брал в качестве залога и вэбовки, и все акции предприятия. Так что работали мы только на обслуживание кредитов. Даже зарплату платили из кредитных ресурсов. Как выжили — до сих пор не понимаю, ведь помимо финансовых задач приходилось решать и сугубо специфичные проблемы, например, бороться с хищениями на предприятии топлива и запчастей. Это тоже было настоящим бичом. Кстати, как раз в тот период я усомнился в справедливости большевистского тезиса о святости рабочего класса. И такая вот «золотая лихорадка» с отсутствием денег, тотальной закредитованностью, кадровым голодом и многим другим продолжалась до 2005 года. Но потом постепенно ситуация начала выравниваться. В дальнейшем же развитие предприятия приобрело динамичный характер, потому что у меня появился, без преувеличения, гениальный помощник, мой Сын (именно так, с большой буквы, хочу это написать) Егор Литуев. Он окончил юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, защитил диссертацию и с головой ушёл в работу в качестве генерального директора ПАО «Ксеньевский прииск». Именно внедрённые им управленческие и отраслевые схемы вывели нашу компанию на лидирующие позиции в горнопромышленном комплексе Забайкалья.

Модель развития

Даже в самые тяжёлые времена акционированный Ксеньевский прииск работал очень неплохо. В том же 1992 году, когда «переформатировалась» вся хозяйственная деятельность, здесь было добыто 400 килограммов золота.

Да и впоследствии, несмотря на отсутствие средств, тотальные неплатежи и прочие проблемы, коллектив под руководством Виктора Николаевича Литуева старался не снижать производственные показатели. Это можно было бы назвать чудом, поскольку в тот период прекратили своё существование очень многие аналогичные организации.

На прииске был внедрен подрядный метод работы, суть которого заключается в том, чтобы вовлекать в процесс золотодобычи сторонние отраслевые компании, обеспечивая их всем необходимым для работы. То есть головная организация (ПАО «Ксеньевский прииск») является владельцем лицензии, техники и всего имущества, а также осуществляет координационные функции и операционный контроль. И, конечно же, вырабатывает стратегические модели развития. А непосредственно золотодобычу ведут самодостаточные подрядные организации. Это, действительно, холдинговый формат деятельности, который уже давно доказал свою исключительную экономическую эффективность, поскольку для каждого подрядчика вырабатываются собственные условия, с учётом специфики участков и логистической составляющей. Кроме того, руководитель каждой подрядной организации обладает высоким уровнем в принятии оперативных решений. Головной же офис, повторимся, сосредоточен на оперативном контроле и стратегии.

Фото: https://nedradv.ru/

На сегодняшний день на подряде у ПАО «Ксеньевский прииск» работают несколько компаний: ГК «Светлый альянс», «Восток», ООО «Альянс голд», ООО АС «Горизонт», ООО «АЗК», ООО «Стрелец», ООО «Полюс плюс» и другие. Все они отрабатывают месторождения россыпного золота на участках Горбица, Большой Амазар, Амазар, река Итака, Амазаркан, Шайдуровский, Васильевка, Алексей и, конечно же, Чёрный Урюм, месторождение, с которого 155 лет и началась история предприятия. Для обеспечения производственных процессов на участках используются в общей сложности 16 промприборов, среди которых ГГМ-3, ПГШ-2/50, ГПМП-300, а также грохоты ГИТ-52 и ГИТ-62. И это не считая большого парка современной горной техники. Что же касается дражного флота, то здесь также работают подрядчики — ООО «Восток» (драги № 161 и № 164) и ООО «Екатерининский промысел» (драга № 159). Объём драг составляет от 210 до 250 литров.

В общей сложности в подрядных организациях, непосредственно на участках, работают более 500 человек. В подавляющем большинстве это жители Забайкалья, и каждый из них получает не менее 75 тысяч рублей ежемесячно, что значительно выше, чем в среднем по региону. То есть ПАО «Ксеньевский прииск» создаёт еще и дополнительную социально-экономическую основу для развития территории.

Также нелишним будет уточнить базовый принцип предприятия — налоги должны оставаться в Забайкалье! Без вариантов. Поэтому при заключении договоров к подрядчикам предъявляется непременное требование — их организации должны быть зарегистрированы только в Забайкальском крае. Так что финансовая отдача для государства очевидна. Причём как для региона, так и для всей страны. К примеру, по итогам прошлого, 2019 года в бюджеты разных уровней здесь было перечислено почти 400 миллионов рублей. Из них порядка 160 миллионов — налог на прибыль, а свыше 130 миллионов — налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Ещё 50 миллионов составили страховые взносы. Итоги текущего года подводить пока рано, но нет сомнений, что в налоговом плане они также будут впечатляющими.

Рекордные показатели

В 1992 году Ксеньевский прииск добывал 400 килограммов золота. А вот показатели периода, когда подряд стал одной из производственных основ компании.
— 2016 год — 737 килограммов;
— 2017 год — 957,8 килограмма;
— 2018 год — 1 тонна 311,5 килограмма;
— 2019 год — 1 тонна 515,3 килограмма;
— 2020 год — окончательный результат ещё не подведен, об этом мы расскажем позже.

Фото: https://nedradv.ru/

ПАО «Ксеньевский прииск» демонстрирует рекордные показатели — по сути, рекордные за сто с лишним лет. Так что эффективность работы компании даже доказывать не приходится — всё очевидно. И это признаётся официально: неслучайно в своё время предприятие стало победителем в номинации «Лидеры по производительности труда в металлургии России» всероссийской премии «Производительность труда: лидеры промышленности России».

Но, конечно же, все производственные успехи — результат работы высокопрофессиональных специалистов, в первую очередь руководителей подрядных организаций. Всех без исключения. Что же касается координаторов, то большой вклад в организацию работы подрядчиков вносит операционный директор ПАО «Ксеньевский прииск» Вячеслав Семёнович Комлев. Это вообще разносторонний человек, Он не только прекрасный специалист, но и даже мастер вертолетного спорта. Впрочем, в холдинге вообще много талантливых, неординарных людей. И это также повод для гордости.

С оглядкой на экологию

«Ксеньевский прииск» — местное предприятие, так сложилось исторически. Видимо, поэтому его руководители уделяют большое внимание внедрению экологических программ.

За последние четыре года компания рекультивировала сотни гектаров земель. Более того, здесь уделяется большое внимание работе с отходами производственной деятельности. Причём большая часть отходов относится либо к IV (малоопасному), либо к V (неопасному) классам. Ещё в ПАО «Ксеньевский прииск» внедряют технологии, позволяющие снижать выбросы загрязняющих веществ в атмосферу.

Ещё одно направление в деятельности компании — социальное. Только на благотворительность предприятие ежегодно перечисляет десятки миллионов рублей. ПАО «Ксеньевский прииск» помогает школам, детским садам, детдомам, медицинским учреждениям… Перечень можно продолжать. А ещё, будучи людьми, искренне верующими, профессор Виктор Николаевич Литуев и Егор Литуев построили на свои средства храм в честь святого великомученика и целителя Пантелеймона.

И это опять же в лучших традициях русских золотопромышленников XIX века — периода, когда зарождался Ксеньевский прииск.

Читайте нас в Telegram или в VK, а также в , и OK.
Это быстро и удобно. Скорее подписывайтесь и читайте в удобное время!

0 комм.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.