Бизнес-омбудсмен Юрий Титов обратился с письмом к министру природных ресурсов и экологии России Дмитрию Кобылкину с просьбой скорейшим образом решить проблему особо защитных участков леса (ОЗУ), а точнее — убрать законодательные расхождения, которые мешают работе бизнеса.

Речь идёт о продаже недропользователям так называемых обременённых лицензий. Это когда добычные участки попадают в границы ОЗУ, а это приводит к тому, что с одной стороны прокуратура требует остановить работы на участке, а Росприроднадзор — наоборот, требует их вести, поскольку того требует лицензия. В итоге в проигрыше оказываются компании. Именно об этих проблемах и писал Титов министру.

В частности, с «казусом ОЗУ» очень часто сталкиваются золотодобытчики из Забайкалья. Само по себе производство не из самых лёгких, а законодательно таково, что компании вынуждены идти на нарушения закона или лицензии. Роснедра распределяют лицензии на разработку определённых участков. Цена вопроса — сотни миллионов рублей. Победитель получает документ и обязан приступить к освоению участка. Однако лицензия не содержит упоминаний о каких-либо обременениях. При этом лицензия не просто даёт право добывать ценные ресурсы — к примеру, золото, — а именно обязывает это делать. И за этим внимательно следит Росприроднадзор.

destroy-3072706_1280Но нередки такие случаи, когда добычные участки располагают в таких местах, где находятся особо защитные участки леса, где вести рубки деревьев для расчистки площадки или иных нужд попросту запрещено. На сцене мгновенно появляются прокуроры и требуют остановить работы. Выходит, что вести рубку — запрещено, но и не добывать золото — тоже нарушение. При этом прокуроров совершенно не интересуют лицензии, а Росприродназдор — позиция прокуроров. То есть всё настолько законодательно перекошено, что предприятия не могут ни добывать золото, ни не добывать золото. И в том, и в другом случаях их обвиняют в нарушениях. С одной стороны — природоохранного законодательства, с другой — параметров лицензионного соглашения.

Как быть? Ответ на этот вопрос на самом деле тривиален: привести законодательство в порядок, устранить перекосы и обеспечить государству возможность надзора, а промышленникам — вести нормально и честно бизнес. Казалось бы, всё просто. Но нет.

Проблема оказывается не только в законодательстве, но и в банальных неточностям и человеческих ошибках, таящихся в лесном реестре. Именно потому и появляются те самые ОЗУ там, где их быть не должно — на участках золотодобычи. И, судя по всему, ошибки здесь не редкость, ведь даже в приказе №496 Минприроды России от 11 ноября 2013 года есть перечень типичных неточностей, подлежащих устранению.

flower-3292818_1280Коль скоро по каким-то причинам арендованный для золотодобычи лицензионный участок оказался под обременением в виде ОЗУ, это противоречие должно быть устранено по инициативе Рослесхоза. Такие полномочия у него есть, и они регламентированы статьёй 83 ЛК РФ. Но ведомство очень неповоротливо, — а в ряде регионов — хотелось сказать резче, — а потому не стремится помочь бизнесу, затягивая внесение изменений в лесной реестр, даже если речь идёт о явных ошибках. Разумеется, это сказывается на потерях золотодобытчиков и других недропользователей. Более того, многие откровенно говорят о том, что такое положение вещей ставит их на грань краха и разорения. В итоге штрафы и даже возбуждение уголовных дел — уже стали обыденностью в этом бизнесе.

В частности, у одной забайкальской компании, которую обвинили в незаконных рубках, хотя само предприятие ничего не вырубало, а, кроме того, речь шла как раз о лицензионных участках. Тем не менее, у гендиректора отраслевой организации возникли проблемы. Дошло до возбуждения в его отношении уголовного дела. Благо, впоследствии в этой истории возобладал здравый смысл.

С проблемами ОЗУ сталкивались многие отраслевые компании Забайкалья — ООО ПК «Кварц», ООО «Газимур», ООО «Восточная ГРЭ», ПАО «Ксеньевский прииск» и другие.

gold-295936_1280А ведь есть примеры законодательных актов, где противоречий куда как меньше. К примеру, в Водном кодексе довольно подробно разъяснено кто, где и как может добывать ресурсы. В частности, закон запрещает добывать в границах водоохранных зон (тех же ОЗУ) общераспространённые полезные ископаемые — песок, гальку, глину, гравий известняк и другие. А золотодобычу, коль скоро она ведётся на основании лицензий и в границах горных отводов (а иначе и быть не может) ВК РФ прямо разрешает. Без вариантов и разночтений.

Между тем, в Забайкалье с золотодобычей связаны 275 компаний, и в 82 из них — градообразующие. Именно потому промышленники и бьют тревогу — проблемы у компаний непременно сказываются на их работниках и зависимых от них посёлках. Эксперты подсчитали, что из-за плохо проработанных лицензий бюджеты всех уровней теряют до 15 миллиардов рублей. И это только по налогу на добычу полезных ископаемых.

Выход есть. Золотодобытчики в один голос говорят о необходимости срочно устранять правовые противоречия. А лучше всего — внести изменения в ФЗ «О недрах» в части выдачи лицензий, чтобы золотодобытчики получали их полностью подготовленными, без дополнительных обременений — что называется, «под ключ».

Вне всяких сомнений леса нуждаются в защите. Об этом сегодня говорил и президент Владимир Путин. Но не от золотодобытчиков. Не в них проблема. Если не навести порядок с ОЗУ и не сделать данный процесс максимально прозрачным, региональную золотодобычу ждёт крах. С самыми печальными последствиями.

Читайте нас в Telegram или в VK, а также в , и OK.
Это быстро и удобно. Скорее подписывайтесь и читайте в удобное время!

Подписаться
Уведомить о

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии