Калининградская медицина отфутболивает слепнущего пациента. Часть вторая

Накануне, 13 мая, наша газета опубликовала горестный рассказ прикреплённого по полису ОМС к Центральной городской клинической больнице (ЦГКБ) пациента.

imageДва с половиной года назад в ЦГКБ ему прооперировали оба глаза. В связи с этим пациенту показано не реже одного раза в год проходить осмотр у врача-офтальмолога. Эта рекомендация приобретает особую актуальность ещё по той причине, что у возрастного пациента — сахарный диабет с инсулиновой терапией. С диабетом, как известно, не шутят — можно ослепнуть.

Пациент, он же преданный читатель нашей сетевой газеты Янтарный край, издания с 30-летней историей, и рад бы выполнить предписание, но грянул коронавирус. Приём окулистами в ЦГКБ был прекращён. Никто не мог сказать на какой срок. Тем временем у пациента началось ухудшаться зрение. После череды мытарств больному в поликлинике ЦГКБ выдали направление на приём к офтальмологу в Калининградской областной клинической больнице (КОКБ). (Напомним: через два с половиной года после операции). Направление — без даты приёма. В ЦГКБ сказали, что в областной больнице — очередь к окулисту. Ждите. Когда запишем на приём, сообщим по телефону дату и время.

Больной впустую прождал заветного (спасительного) звонка полтора месяца. Попробовал узнать о ситуации в хвалёном правительством Калининградской области (губернатор Алиханов) кол-центре единой медицинской справочной службы — 122, но получил от ворот поворот. Суть: тебе надо — иди и узнавай. Пациент пошёл бы, но ноги, побитые диабетом, еле ходят. Пришлось позвать на помощь редакцию — крик о помощи.

И в тот же день, день публикации критического материала, в 19 часов больному позвонила дама:

— Я из Центральной городской клинической больницы. Вы такой-то?

— Да, я, — пересказал пациент состоявшийся диалог.

— Это вы обращались к прессе?

— Да, я.

После напоминания больного звонившая дама представилась главврачом поликлиники ЦГКБ Викторией Александровной Паскановой.

Предоставим слово пациенту:

— Как я понял из разговора, выдав направление в областную больницу, в ЦГКБ про меня успешно забыли: на приём, как обещали, не записали и, судя по сроку в ожидания в полтора месяца, не намеревались этого делать.

Позвонившая не извинилась за беспамятство. Вместо этого она вкрадчиво, но настойчиво - три-четыре раза — справилась о месте моего проживания, судачила о том, что в медицинских документах о прикреплении к поликлинике отсутствует та или иная информация. А я причём?

В ответ позвонившая сказала, что хочет убедиться в том, что я «тот человек». Так я же на первых секундах разговора подтвердил, что тот. В общем, у меня создалось впечатление о том, что собеседница либо хочет (хотя это законным образом невозможно) задним числом открепить меня от обслуживания в ЦГКБ, либо горит желанием направить ко мне бригаду санитаров из психбольницы. Что это было: моральное давление, запугивание?..

Прервём повествование и, не давя на читателя до крови из глаз, сообщим, что позвонившая предложила через четыре дня прибыть в ЦГКБ на приём к окулисту. А в областную?

— Худо-бедно мы восстанавливаем приём своими специалистами, — последовало в ответ.

И в этом месте редакции не удержаться от комментария. Почему «худо-бедно», а хорошо не умеете? Во-вторых, с учётом конфликтности ситуации по вине поликлиники было б оправданно, объективности ради, направить пациента в областную больницу, тем более, что направление у него на руках. И, в-третьих, если по телефону действительно разговаривала зав. поликлиникой г-жа Пасканова, то разговор с обиженным медучреждением пациентом, страдающим букетом тяжелых хронических недугов, включая сердечно-сосудистый, был не совсем профессиональным. Не знаем, какой из собеседницы врач, но, как организатор она не на высоте. (Включая казус или халатность, допущенные в виде незаписи пациента на приём к специалисту — фактический отказ в оказании медицинской помощи).

Как представляется, не следовало дёргать пациента, и без того издёрганного необязательностью поликлиники. Уточнить необходимую информацию можно при личном уважительном общении. Главврач или кто-то другой поступили бы по совести, позвонив, и, извинившись за оплошность, сообщив дату приёма. Этого хватило бы.

А так, как считает пациент, — сплошное давление и запугивание.

— После такого телефонного разговора я опасаюсь идти на приём в поликлинику ЦГКБ. Я не верю в объективность выводов (заключения, диагноза) предстоящего осмотра. Допустив грубое нарушение, руководство поликлиники, как я предполагаю, постарается отыграться на пациенте по принципу сам дурак.

Что ж, эти опасения вполне обоснованы. В сложившейся ситуации для министерства здравоохранения Калининградской области было бы оправданным настоятельно рекомендовать главврачу ЦГКБ записать пациента на приём к офтальмологу в областной больнице, согласно выданному 29 марта направлению.

Читайте нас в Яндекс.Новости, Telegram или в VK, а также в , и OK.
Это быстро и удобно. Скорее подписывайтесь и читайте в удобное время!

1 комм.
  1. Это вопиющая, но частная проблема.
    В целом же по Калининградской области и без коронавируса очередь на операции к офтальмологам насчитывала тысячи человек на год-два вперёд. Пару лет из-за коронавируса операций на глазах не было, очередь на операционный стол к окулистам намного возросла. Другими словами, нуждающиеся в глазных операциях их своевременно не получают.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.